Такое впечатление, что история музыки развивается по простым законам человеческой психологии. Постоянно решается проблема отцов и детей – только в более масштабном варианте.
Смотрите: эпоха классицизма отрицает всё, что было важно для барочной эпохи; романтики отрицают мировоззрение классиков, а ХХ век отталкивается от романтиков.

Конечно, эпохи сменяются не в один день, но всё-таки есть моменты переломные. После “Прелюдии к послеполудню Фавна” Дебюсси музыка уже не могла быть прежней: “Начиная с флейты Фавна музыка задышала по-новому” – как сказал Булеза.

32-летний Дебюсси задумал написать музыку по стихотворениям Малларме, с которым был лично знаком и поэзию которого очень ценил: “Музыка Фавна есть свободная иллюстрация стихотворений Малларме. Это ряд картин, отражающих желания и грёзы фавна в послеполуденный зной, который, оставив преследование пугливых нимф и наяд, позволил себе погрузиться в упоительный сон, наполненный сновидениями”.

Дебюсси изначально задумал целую симфонию по Малларме из трёх частей – не классическую, а своей конструкции – Прелюдия, Интерлюдия, Парафразы. Но потом оказалось, что Прелюдия – “Прелюдия к послеполудню фавна” – совершенно самодостаточна, остальные части не нужны.

В 1984 году Прелюдия была исполнена, сам Малларме присутствовал на премьере и пришёл в восторг. Дебюсси это было очень приятно: “После прослушивания Малларме довольно долго оставался молчаливым, после чего
сказал: “Я никогда не слышал ничего подобного. Эта музыка продолжает эмоции моего стихотворение и является его украшением, более впечатляющим, чем краски”.
Потом Малларме даже подарил Дебюсси стихотворение:

Сильван, который первый дул,
Коль ты прославил флейту эту –
Внимай сияющему свету,
Что Дебюсси в неё вдохнул.

Надо сказать, что ни только Малларме, никто не слышал ничего подобного. Дебюсси создал новое звучание, новую форму и новое содержание в музыке.

Вы только представьте – всего год назад, в 1893 году Чайковский написал свою последнюю, шестую симфонию, трагичную и во многом исповедальную. Вагнер уже сочинил все свои оперы, а Брамс – все симфонии. Эпоха романтизма достигла логического завершения. Трагизм достиг точки кульминации. Оркестр разросся до пределов.
И наступил “откат” – люди устали от смакования эмоций, от погружений внутрь себя.
“Фавн” Дебюсси – это уж точно не человек. Это музыка не о переживаниях, это музыка созерцания, первозданная простота и покой. Музыка солнечного света и тёплого воздуха.

Хотя сам Дебюсси и протестовал, когда его называли импрессионистам, всё-таки много пересечений с живописью в его музыке присутствует. Художники пишут чистыми красками – а Дебюсси чистыми тембрами. Он не смешивает густые оркестровые краски, как Вагнер. Оркестр Дебюсси прозрачен – это новый, камерный оркестр. Для “Фавна” Дебюсси использует тройной состав деревянных духовых инструментов, убирает медные, добавляет античные тарелочки.
У живописцев исчезает точная линия рисунка – у Дебюсси нет продолжительных мелодий. Остаются мотивы, которые сложно запомнить с первого раза – да это и не нужно. Из них Дебюсси плетёт это удивительную воздушную оркестровую фактуру.

Малларме написал Дебюсси: “Ваша музыка идёт дальше поэзии в передаче света и тонкости, трепета и разнообразия”. И с ним сложно не согласиться.
Слушать "Прелюдия к послеполудню Фавна"

 

Designed using Magazine Hoot Premium. Powered by WordPress.

By continuing to use the site, you agree to the use of cookies. more information

The cookie settings on this website are set to "allow cookies" to give you the best browsing experience possible. If you continue to use this website without changing your cookie settings or you click "Accept" below then you are consenting to this.

Close